Если дело пойдет так и дальше, орлы будут парить только на флаге Казахстана

21 сентября 2020

“Ощущения были жуткие. Я не могла поверить своим глазам. Издалека всё так мирно и красиво. Цветущая степь, зеленая трава. А подходишь – кости и трупы. И так на всем протяжении ЛЭП...”

field work-32.jpg

  Мы говорим с Генриеттой по телефону, и я не вижу ее глаз. Но чувствую, как нелегко ей даются воспоминания.

– Идешь от столба к столбу, и вот лежит мертвый грач, вот пустельга или филин, а вот красавец орел... Крупная, иногда просто огромная птица с размахом крыльев до 2 метров. Убитая током. Как можно десятилетиями закрывать на это глаза?! На территории Центрального Казахстана мы (участники международной программы по подготовке лидеров в природоохранной сфере. – Ред.) исследовали 680 километров линий электропередачи и нашли останки 1 113 птиц. Степных орлов – около 500. А протяженность всех воздушных линий среднего напряжения в Казахстане – более 208 тысяч километров. Я езжу в экспедиции и вижу: где раньше гнезда были заняты, теперь пусто, – грустно сообщает моя собеседница.

Эколог Генриетта ПУЛИКОВА специализируется на пернатых хищниках. Это ее любовь и боль:

– Численность степного орла по сравнению с тем, что было 20 лет назад, снизилась в несколько раз и продолжает катастрофически снижаться. Если дело пойдет так и дальше, орлы будут парить только на флагах Казахстана. Потому что восстановить популяцию этого вида очень непросто. Самка взрослеет целых 3 года, самец – 4. Птенцов у пары обычно 2, но до следующего года доживают 70–80 процентов. Крайне медленное воспроизводство. И при этом столько взрослых птиц гибнет на ЛЭП!

Надо учесть, говорит Генриетта, что Казахстан – одно из немногих мест на планете, где еще сохранились условия для обитания степного орла. Красивой гордой птицы с 80-х годов нет в Украине. Еще раньше она исчезла в европейских странах. Всего 25–45 тысяч пар осталось в мире, и 80 процентов из них гнездятся у нас. Почему бы Казахстану не взять на себя ответственность за этот быстро исчезающий вид и не сделать его сохранение делом чести? Пока мир знает только о наших варварских поступках по отношению к живой природе.

Садится и… сгорает
Опасны для крупных птиц ЛЭП напряжением 6–10 кВ. Вы все их видели: неприметные, на бетонных опорах, со штыревой изоляцией. К сожалению, в казахстанской степи очень мало высоких деревьев, которые могли бы служить присадой для крупных пернатых. Именно как аналог деревьев опоры ЛЭП их и привлекают.

field work-114.jpg

– Обычно так, – подключается к разговору исполнительный директор Казахстанской ассоциации сохранения биоразнообразия Вера ВОРОНОВА. – Если ЛЭП идет по нетронутой, дикой степи, где много сусликов и плотно гнездятся хищные птицы, можно не сомневаться: под каждым столбом лежит мертвый орел или его останки. Представьте масштаб проблемы: в этой экспедиции я собрала 4 ящика птичьих черепов! В степи – орлы, а возле поселков – мертвые грачи, сороки, галки. Страдают крупные птицы и среднего размера. Мелкие, вроде воробьиных, встречаются редко. Именно потому, что они мелкие, им надо умудриться погибнуть на ЛЭП. Там как происходит? Орел садится на заземленную траверсу, в какой-то момент расправляет крылья, задевает несущий провод – и все. Клювом заденет – сгорит голова. Лапой – сгорает лапа…


Ломают крылья, шеи и всё на свете
И ЛЭП убивают птиц не только током. Нередко пернатые гибнут от механического удара при столкновении с проводами. В этом смысле все линии электропередачи, независимо от их характеристик, представляют опасность. Особенно если находятся близ водоемов – мест отдыха перелетных птиц. Утки, гуси, лебеди и даже мелкие птички при подлете врезаются в провода, ломают себе крылья, шеи и всё на свете…

– И это случается очень часто, – подтверждает руководитель АСБК. – Я знаю, что ЛЭП в Кургальджинском заповеднике по этой причине пришлось демонтировать. Она шла рядом с озером, и там постоянно гибли утки. Также в Центральном Казахстане большие потери от столкновений с ЛЭП несет маломаневренный стрепет – близкий родственник дрофы.

– Птицы вообще поздно замечают воздушные линии, – поясняет Генриетта Пуликова. – Чтобы защитить их от столкновений, за рубежом используют разного рода подвески: флажки, кружки, спирали. Они свободно вращаются на проводах, свистят на ветру, блестят на солнце и таким образом отпугивают пернатых. У нас я ничего подобного не встречала. Как-то раз попыталась составить карту безопасных ЛЭП и не нашла никакой информации о компаниях, использующих ПЗУ (птицезащитные устройства) в Казахстане. У нас по этой теме даже данные не выкладывают в Интернет – настолько она неактуальна.

field work-72.jpg

Регионам похвастать нечем?
Редакция направила запросы в несколько областей страны, чтобы узнать, что делают там для защиты птиц. Ответ пришел только из одной.

Акмолинская распределительная сетевая компания, эксплуатирующая воздушные линии 6–10 кВ протяженностью 5176 км, сообщила: “При проектировании и строительстве новых ЛЭП средней мощности АО “АРЭК” применяет самонесущий изолированный провод СИП-3, при использовании которого возможность короткого замыкания птицами отсутствует. Параллельно ведутся проекты, направленные на выявление птицеопасных ЛЭП и оснащение их птицезащитными устройствами”.

Еще три компании, к которым обратился “КАРАВАН”, не ответили вовсе. Надо полагать, не нашли, чем похвастать.

– Было время, когда о гибели птиц на ЛЭП мало кто знал. Сейчас осведомлены многие. Ряд компаний (в основном крупных, в Западном Казахстане) даже частично модернизировал свои ЛЭП. Но если говорить о региональных поставщиках энергии, там просто караул. Их бюджета не хватает даже на банальный ремонт линий, не говоря уже об оснащении их ПЗУ. Там можно что-то сдвинуть с места только мерами принудительного характера, – говорит исполнительный директор АСБК.


Значит, надо менять законодательство. Птицезащитных устройств очень много. Есть полимерные изоляторы и траверсы, самоизолированные провода, всевозможные кожухи и колпачки, специальные платформы для насеста и гнезд. У некоторых производителей целые модельные ряды таких изделий. Но в Казахстане энергетики не спешат их применять. Зачем? Никто этого не требует. В Экологическом кодексе РК говорится, что при эксплуатации и строительстве ЛЭП должны выполняться мероприятия по охране животных и недопущению их гибели. А какие – не уточняется. Значит, и спрашивать не за что.

– По подсчетам российского ученого Игоря КАРЯКИНА, в Казахстане ежегодно гибнет на ЛЭП 58 тысяч пернатых хищников, особенно много – орлов! – снова прибегает к цифрам Генриетта Пуликова. – Но если не составлен акт на каждую мертвую птицу, электросетевые компании нельзя даже оштрафовать. А выполнить это требование в полевых условиях абсолютно нереально. Необходимо присутствие инспектора, наличие заключения, что птица погибла именно от поражения электрическим током…

KM62 (1).JPG

До 2019 года, пока в стране не было министерства экологии, сотрудники Казахстанской ассоциации сохранения биоразнообразия пытались решить проблему гибели птиц с минэнерго и минсельхозом. Приходили в министерство энергетики и слышали: ну это же птицы, идите в министерство сельского хозяйства. Приходили в министерство сельского хозяйства, и им говорили: нет, это же линии электропередачи, компетенция минэнерго… Даже наверху понимания проблемы не было. Теперь, когда пересматривается Экологический кодекс РК, у ассоциации появился шанс. Пока, правда, призрачный: министерство экологии, геологии и природных ресурсов подготовленные АСБК поправки не приняло. Вся надежда на депутатов. Некоторые из них готовы помочь.

Хорошие люди, плохие стандарты
А птицы тем временем продолжают подвергаться опасности.

– Вот сейчас возле моего дома строят дорогу и вдоль нее тянут ЛЭП, – волнуется Генриетта. – Опасную! Здесь нет филина, степного орла, но коршун, пустельга, грачи, вороны будут гибнуть. Зачем это делают?!

Нужна добрая воля самих энергетиков, чтобы уменьшить масштаб трагедии, считает Вера Воронова.

– Например, в Украине устанавливают специальные гнездовые платформы и таким образом решают проблему аистов, которые любят гнездиться на столбах. Я вам скажу: в энергетической отрасли работают хорошие, грамотные люди. Беда в том, что некоторые стандарты устарели. Надо перестать проектировать и строить ЛЭП среднего напряжения на железобетонных опорах со штыревой изоляцией. Почему строят? Потому что такая конструкция самая дешевая. Но ведь замыкания, которые регулярно устраивают птицы, – головная боль для самих энергетиков. Они даже рейды специально проводят – снимают гнезда с опор. Может, там уже яйца или птенцы, и вдруг – рейд! Налаженную птичью жизнь разрушают. По нашим данным, энергетики делают это скрытно, понимая, что поступают плохо. Не лучше ли научиться соседствовать с птицами так, чтобы всем было и удобно, и безопасно?


Автор: Надежда Сидоренко
Источник: https://www.caravan.kz/gazeta/esli-delo-pojjdet-tak-i-dalshe-orly-budut-parit-tolko-na-flage-kazakhs...

Назад